19 ноября 2017 г.
Банановый кофе и сигареты
Видеоролик Youtube: 
http://www.youtube.com/watch?v=UwUnWvfwMTU

— Давай притворяться, что этот кофе — шампанское.
— А зачем нам это делать?
— Ну, чтобы праздновать жизнь. Знаешь, как это богатые и изящные люди делают, классные люди.
— Я предпочитаю кофе, кофе простого рабочего человека.
— Ты так провинциален, Билл! Знаешь в чем твоя проблема?
— В чем?
— У тебя нет радости в жизни.
("Coffee and Cigarettes", Jim Jarmusch, 1983-2003)

Когда я вошла в здание офиса, Янина уже яростно натирала пол, сосредоточившись на тряпке. Со снующими по коридору работниками она в то утро здоровалась не так как обычно — прервав работу и давая секундный покой многострадальной швабре, а торопливо, вскользь, будто не замечая тех, кого ежедневно приветливо одаривала своим златозубо-улыбчатым "Здобрымутром!"

- Работки много имеете? - тихо обратилась ко мне на своём забавном местечковом диалекте, не отрывая глаз от тряпки.
- Пока немного, - говорю, в недоумении замечая на опущенных веках густой слой тёмно-коричневых теней. "Батюшки мои, в честь чего такой маскарад?" - думаю про себя, но спрашивать не рашаюсь.
- Тогда я к Вам забегу, у меня очень вкусное кофе есть, - заговорщическим шёпотом сообщает она, шуруя шваброй вдоль плинтуса. Поправлять её бессмысленно, - она не придаёт значения правильности речи, ведь та ещё не гарантирует правильного понимания сути.
- А и забегайте, - улыбаюсь, предвкушая скорое посвящение в некое секретное дело.

Проходит минут двадцать, она является вся такая загадочная, в таинственно сдвинутом на нос капюшоне и, испытующе сверля меня маленькими живыми зрачками, интересуется:
- Скажите, очень заметно?
- Не очень, - отвечаю на всякий случай, ещё не догадываяь о причине осмотра, но полагая, что "очень" - ключевое слово.
- Что, правда не видно? - чуть колеблясь спрашивает она и откидывает капюшон.
- Яня, Вы хотите знать, заметны ли тени? — лукавлю я, начиная различать проступающую сквозь перламутрово-коричневый тон тёмную лиловость на левом веке. - Да, вот теперь очень заметны.
Она прибавляет взгляду выразительности посредством лёгкого вытаращивания глаз, быстро опускает неумело накрашенные ресницы и снова спрашивает:
- А вот так? Точно не видно? Нисколько? А Вы внимательней смотрите.
- Фингал, что ли? - деликатничаю.
Она многозначительно кивает головой и поджимает губы. Весь облик являет собой немой укор судьбе.
- А я-то думаю, - что это вдруг Яня краситься на работу стала?
- Ай, и не говорите. Вы же меня знаете, я ведь не крашусь, - только если по большим праздникам - в этом году на дочкину свадьбу, на поминки, да вот ещё на братовы юбилей. А тут нА тебе, на работу намазюкалась! Все только смотрят и ничего не понимают. Думают: "совсем Янька сбрендила на старости лет". А я что? Молчу. Пусть думают что хотят.

Она снимает куртку, вешает в коридорчике, проходит дальше, на ходу оттирает невесть откуда материализовавшейся тряпочкой тёмное пятнышко на двери. Будто угадывая мой немой вопрос, объясняет:
- У меня всегда в камызэльке есть чистая тряпочка. Не могу, если вижу грязь, аж прямо всю трясёт.
Удостоверившись в том, что пятно исчезло и мгновение полюбовавшись девственно чистым местом, она прячет тряпочку в карман "камызэльки" и принимается за раковину.

- В молодости-то конечно, красилась. Если помните, были такие хорошие польские тени ещё до независимости - такие фиолетовые, синие, зелёные... Мне нравилось, чтобы поярче. А сейчас для кого краситься? Для Старого? Для директоров? Для вадибининкасов? Но Вы так ещё молодая, Вам можно, - спохватывается она, по-своему интерпретировав мою улыбку. - А мне это уже не надо... Янина наливает в электрочайник воду, коротко шмурыгнув носом каким-то своим неозвученным мыслям.

- Вы наверное дорогой косметикой пользуетесь? - после небольшой паузы продолжает она непринуждённый светский разговор.
- Ну как Вам сказать... Не самой дорогой, но и не дешёвой, конечно, - рассеянно говорю я, запуская программу.
Она одобрительно кивает и, старательно избегая клавиатуры и в особенности мышки, смахивает пылинки со стола и монитора и продолжает откровенничать:
- Вообще-то это дочкины тени. Очень дорогие. Очень, - тут она прекращает шуровать тряпкой и, обернувшись ко мне, чтобы очевидно, насладиться реакцией, чеканит каждое слово: "сто восемьдесят литов". Поражённая, я качаю головой, словно не в силах произнести ни одного вразумительного слова, лишь тихо по-совиному восклицаю: "У-у!"
- Это младшей моей тени. Одолжила мне, пока синяк не пройдёт. Она абы какую косметику не пользует, - в голосе Янины ликуют фанфары материнской гордости. Оценивая на глазок толщину слоя на её веках, прикидываю в уме стоимость сегодняшнего макияжа - литов на восемь потянет... "Роскошно!" - говорю. Она с молчаливым достоинством аккуратно насыпает в чашки принесённый кофе и торжественно заливает кипятком.

Свежезаваренный напиток источает кофейно-банановый аромат. Янина вдыхает с видимым удовольствием и осторожно отхлёбывает. Она обожает кофе и поэтому никогда не отказывается от чашечки, если угощают. А угощают её во многих местах - в бухгалтерии, в отделе кадров, в других отделах, - там, где она убирает. С недавних пор Янина увлеклась кофе с добавлением различных ароматизаторов и похоже, ставит эксперименты на мне, проверяя продукт на пригодность. Примерно раз в месяц она откуда-то приносит новый образчик кофе и предлагает мне испить на двоих, не особо обращая внимание на посторонних. Откуда она берёт его? Обычно, когда кто-нибудь из работников делится кофейной новинкой, она, тысячу раз извинившись, отсыпает в самодельный кулёчек две порции и при удобном случае отправляется к ею же назначенному "кофейному эксперту" в моём лице. Чаще всего это происходит в дни уборки в моём секторе. Если во время дегустации кофе мне понравился, она просит купить ей в городе точно такой в таком-то магазине по такой-то цене (все подробности о товаре она заблаговремено уточняет), так как небольшой деревенский магазинчик не способен потрафить всем прихотям Янининой кофейной души. Если же "эксперт" кофе бракует, но ей самой он всё-таки нестерпимо нравится, она, вероятнее всего, обращается с этой просьбой к кому-нибудь другому.

- Где ж это Вас так угораздило? - наконец задаю долгожданный вопрос. Янина оживляется.
- Старый руки распустил, - вздыхает она. "Старым" она назыает мужа, который старше её на два года.
- Как же так? За что??? - возмущению моему нет границ.
- За то, что я ему сигарет не купила. У него сигареты закончились, а я ему не принесла, вот он и...
- Но с какой стати Вы должны ему сигареты покупать?
- А с той, что евоные деньги закончились, так он потребовал, чтоб я ему за свои купила. А я не захотела. Он и так всю свою пенсию на сигареты эти проклятые тратит.
- Он что, так много курит?
- Целыми днями дымит. И ночью встаёт. Как на пенсию по инвалидности вышёл, когда у него с ногами начались проблемы после той травмы на работе, так и стал пыхтеть не переставая. Пока курит, ничего, а как сигареты закачиваются, прямо сам не свой делается. Злой как чёрт, и не подходи! Начинает матом ругаться, кричать... Я сама конечно на этот раз виновата... Вредная потому что. Вы даже не представляете, какая я вредная бываю. Вот за свою эту ужасную вредность и поплатилась.
- Вот как? Значит, сами виноваты?
- Ну да. Он кричит: "Янька, сходи за сигаретами, у меня закончились!" А я ему: "Да надоел ты старый чёрт, со своими вонючками! Всю хату завонял!" Он на меня матом, а я нет чтобы смолчать, так его нах.. послала. Так и ляпнула: "А иди ты нах..!" Ой, как он разозлился! Я-то всегда убегаю от него, когда он злится, чтоб не зашиб, а тут думаю: а чего это я всё бегаю? И не побежала. Вот такая я вредная. А он раз! И вот. Всё тело в синяках, не скоро пройдут. У меня ведь кожа нежная... Ну в общем, что тут говорить, сама виновата. Не надо было злить его. Вот, сегодня заказала блок сигарет у знакомых, которые возят, - всё дешевле, чем в магазине покупать.

Гляжу на неё и ничего не понимаю. Янина молча делает несколько глотков и продолжает, уставившись невидящим взором куда-то - в самую далёкую даль.
- Знаете, совсем он в последнее время плох стал, - ноги отказывают. Может когда курит, ему легче становится, не знаю. А побил считаю правильно, за дело. И пусть, я перетерплю. Ему радостей-то этих, совсем не осталось... Эх, знали бы Вы, как сейчас домой идти неохота. Такая там атмосфэра...

Я делаю последний глоток, она сидит с уже пустой чашкой, обхватив её обеими руками, словно пытаясь согреть их теплом остывающего фаянса. И хочется сказать ей что-то хорошее, утешительное, но я не нахожу таких слов, а только киваю в такт её утихшим признаниям. Мне трудно примерить на себя эту чужую жизнь, и поэтому, возможно, трудно понять до конца все её законы и уставы. Но мне бесконечно жаль её, эту маленькую трудолюбивую женщину с тщательно скрываемыми следами побоев, и так же жаль её несчастного мужа, о котором я знаю только то, что он бывший строитель, инвалид и ещё правша, и что вынужден опустошать запас лечебных травок и листьев смородины, собранных летом женой, в те дни, когда у него заканчивается табак.

- Спасибо, вкусный кофе, - улыбаюсь ей.
- Правда? Вам понравился? - радостно восклицает она, - Ой, как хорошо, а я так боялась - вдруг забракуете, а мне самой так понравился, когда у бугалтерш пила. Тогда вот, - она протягивает деньги. Возьмёте мне одну пачечку?.. Нет, лучше две. Старый тоже любит кофем побаловаться, - я его приучила по утрам пить. Так что, купите сегодня?
- Конечно куплю, Янечка.


Пнд, 2012-11-12 10:56 Петровичъ

Вот и у меня теперь случился утренний кофе.
Люблю такие вот заметки о мироздании. Нравится.

Пнд, 2012-11-12 14:21 LeHomme

вот воистину жизненный калейдоскоп - маленькие радости - большие печали . у Джарамуш хотя бы перспективы прослеживались куда то в определённую даль , а тут ... словом захотелось выпить и совсем не кофе ... и в Баден БадУн ...

Пнд, 2012-11-12 18:19 Яфея

У Джармуша - тоже не истории жизни, а лишь эпизоды из чьей-то жизни. Это смотря какой эпизод попадает под луч прожектора, ну или фонарика, такая и получается перспектива :) И потом, там у него люди более-менее молодые, а потому и перспектива легче просматривается, несмотря на... и даже вопреки...
Пчъ, кофе по утрам - вери гуд, нот кул, бат хот :)

Ср, 2012-11-14 20:13 Arini

До слез жаль... и не столько женщину - женщины в Литве сильные. "...И в смертной схватке с целым морем бед" могут оказать сопротивленье. И поддержать друг дружку. Кто-то выслушает, кто-то кофейком угостит, кто-то тени одолжит - фингал замазать. Хочется рыдать над судьбой многих мужчин, не только смиряющихся под ударами судьбы, а падающих. Низко и недостойно.
Не спрашивайте, откуда знаю.

Пт, 2012-11-16 10:49 Lenua

Мужчины, как дети. Если мама во-время не поддержит...

Пт, 2012-11-16 22:17 Arini

приходится взрослеть.

Вс, 2012-11-18 01:50 Яфея

Хочется вступиться за мужчин, но как-то неловко. Скажут, что слабаки. :) А вообще, распускание рук - только от слабости и бессилия. В каких-то случаях, возможно - от тупости и природной жестокости. Да, есть ещё, кажется, традиции: "Бьёт, значит любит".

Пнд, 2012-11-19 10:02 Neris

Ни в коем случае не хочу оправдывать насилие. Ни одна глупость, сказанная женщиной не должна вызывать такой реакции, хотя некоторые особы сами любят напрашиваться. Пару раз была свидетельницей ситуации, когда она так его донимала своим самодурством, что мне самой хотелось ей стебануть, а он, смотрю, молчит, терпит, любит её.
А еще, словом можно причинить гораздо большую боль чем кулаком и затягиваются такие раны намного дольше.

Втр, 2012-11-20 18:52 Яфея

Что такое бытовое битьё? Как вариант - физическое наказание за неподчинение воле наказывающего или за плохое исполнение приписываемых обязанностей. Я уже не говорю о совершенном дикарстве, когда бьют как грушу - бо попалось на глаза, когда барин были не в духе-с. То же самое касается и садизма морального, когда человека так затюкают, что он потом моральным калекой становится. А кто право-то такое дал?

Пт, 2012-11-23 13:04 Neris

Тут, человечество, как обычно, делится на две части. Одни неприемлют насилие ни в каком виде, другие не видят в этом ничего предосудительного, мало того, они еще могут искренне недоумевать, за что их осуждают первые? По моему это можно увидеть по отзывам к повести П. Санаева «Похороните меня за плинтусом», одни ухахатываются читая, другие ревут в три ручья.

Вс, 2012-11-25 21:19 Яфея

"Похороните меня за плинтусом" - реветь не ревела, но ужас такой охватывал в процессе чтения, что даже возникала мысль: "Нет, так не бывает. Невозможно в адрес ребёнка такие уничтожающие слова произносить, тем более орать, так извращённо издеваться, - слишком передёрнуто!" Но учитывая то, что повесть автобиографическая, всё так и было... А смеются от недомыслия или, что хуже - узнавая себя, но считая это нормой. Это подобно тому, как публика ржёт над "шутками" совершенно кошмарных петросянов и Ко, узнавая в них своих соседей и себя, когда по сути, рыдать горькими слезами надо, если это так.

Втр, 2012-11-27 16:59 Ирэн

Мне трудно примерить на себя эту чужую жизнь, и поэтому, возможно, трудно понять до конца все её законы и уставы.(Яфея)
Полностью согласна с этой фразой...
...порой законы и уставы некоторых семей и удивляют,и огорчают...Спасибо,Яфея,что ваши пальцы тянутся к клавиатуре и передают то,что трогает вашу душу.
Пс...фильм "Похороните меня за плинтусом" произвёл тоже впечатление...но,скорее всего,реальность была ещё страшнее...

Сб, 2013-01-26 21:11 Разведка

физическое (и\или психологическое) насилие есть результат нереализованого сэксуального желания.
посоветуйте той Яне вместо кофе попить витаминов для климактерического возраста и у ней снова вернётся половое желание, что в свою очередь сделает её Старого милым лапушкой бегающим ей за шампанским.