05 декабря 2016 г.
Мамин-Сибиряк

6 ноября 1852 года в Висимо-Шайтанском заводе Пермской губернии, в семье священника родился некогда известный, а теперь незаслуженно обделенный народным вниманием, беллетрист-этнограф, Мамин-Сибиряк (в мальчишестве - просто Мамин).
     
Отчего Сибиряк? Дык понятное дело - писал о Сибири. Ну а Мамин?, - спросите вы. И будете правы. Меня тоже всегда мучил этот вопрос. Когда-то в детстве, когда я, упиваясь его рассказами о Серой Шейке, невольно бросала взгляд на фамилию автора, мое чуткое детское сердце обливалось смесью грусти, жалости, нежности и сострадания к человеку с фамилией Мамин. Я ведь тоже была мамина дочка, и все дети - мамины. Ну и папины, разумеется, тоже немножко, но это, говорят, у кого как. Но то, что взрослый бородатенький дяденька тоже был мамин - как-то особенно подкупало, и оттого "Серая Шейка" перечитывалась до дыр и вызывала особую симпатию.
     Когда я читала биографию Дмитрия Наркисовича Мамина, то сделала для себя удивительное открытие: оказывается, Мамин обожал учиться. Просто до одури, - почти как Ленин. То есть учебу он, видимо, любил как процесс, а не как средство для достижения цели. Посудите сами.
Сначала он получил домашнее образование, затем учился в Висимской школе для детей рабочих, потом в Екатеринбургском духовном училище. После того, как он закончил курс Пермской духовной семинарии, он перебрался в Петербург и поступил в медико-хирургическую академию на ветеринарное отделение, затем перешел на медицинское. В 1874 году Мамин поступил в университет и, проучившись там около двух лет на естественном факультете, в 1876 году перешел на юридический, но и этого курса не закончил, теперь уже по болезни. Чего на самом деле хотела его мятущаяся его душа? Фиг теперь поймешь. Известно, что Мамин был частью литературной богемы Питера и занимался тем, что писал репортажи и небольшие рассказы.
     В 1877 он был вынужден вернуться на Урал, к родителям. Когда умер его отец Наркис (следовательно, Мамин был все-таки еще и папин), бремя забот о семье легла на Дмитрия, сына Наркиса. Всей большой семьей они перебрались в Екатеринбург, где Мамин познакомился с будущей своей женой и одновременно советчицей и помощницей в вопросах литературы Марией Алексеевой. Он много путешествовал в те годы по Уралу, изучал литературу по истории, экономике, этнографии Урала, общался с "простецами", то есть непосредственно - с народом, из которого он когда-то сам вышел. Зайти же обратно Дмитрию Наркисовичу до той поры не представлялось никакой возможности - ибо университеты, богема, барышни, шампанское...
     С начала 1880-х Мамин-Сибиряк продолжил свои занятия литературной деятельностью, много публиковался, неоднократно посещая Санкт-Петербург. В своих романах и рассказах он изображал жизнь жителей Урала, Приуралья и Сибири, их нравы, обычаи, общественную жизнь, дореформенный и пореформенный быт, описывал капитализацию России и связанную с ней ломку общественного сознания, изменения в области норм нравственности и морали. Надо отметить, что был он чрезвычайно плодовит. Так что годы учебы не прошли зря, хотя на писателя он так и не выучился. Наиболее известны романы «Приваловские миллионы», «Горное гнездо», «Золото», «Хлеб», сборники «Уральские рассказы», «Сибирские рассказы». Многие свои этнографические статьи Мамин подписывал псевдонимами не Сибиряк, а Баш-Курт и Оник.
     Какая муха цэцэ его укусила, когда в 1890 он развёлся с Марией и женился на артистке Екатеринбургского драматического театра Абрамовой, наверное знал лишь он сам. Супруги переехал в Санкт-Петербург, где планировали начать новую счастливую жизнь, но, как оказалось - не судьба. Через год Абрамова умерла, оставив Мамину больную дочь и прекрасные воспоминания. Широко известные «Алёнушкины сказки», «Серая шейка», «Зарницы», «По Уралу» - эти детские произведения написаны им в последующие годы.
     Умер он в возрасте 60 лет в Петербурге, унеся с собою в могилу ответ на вопрос: отчего все его предки были мамиными, а например, не папиными? Должна же быть у каждого известного человека какая-то своя маленькая, никому не известная тайна... :)

Пт, 2009-11-06 23:15 Ирэн

"Жить тысячью жизней, страдать и радоваться тысячью сердец - вот где настоящая жизнь и настоящее счастье" (слова на могильном памятнике писателя)     
Спасибо,Феюшка,тут же вспомнился и Воробей Воробеич..и Комар Комарович..ну и Храбрый Заяц,куда без него)))А Козявочка -какая прелесть)))(сказка про Козявочку)Не любил Мамин Сибиряк грубость..хамство...Умело это излагал в своих творениях.. Какой грубиян этот Шмель!....и шмель может быть грубияном)))Наркисович умел увлечь детей...благодаря своей любимой доче Алёнушке и стал писать для них...Одним словом,хорошо ,что из "юриста-ветеринара" получился писатель...да такой добрый и человечный)))
Чехов-то как подметил о Мамине...

Там, на Урале, должно быть, все такие: сколько бы их ни толкли в ступе, а они все — зерно, а не мука. Когда, читая его книги, попадаешь в общество этих крепышей — сильных, цепких, устойчивых черноземных людей, — то как-то весело становится..

Сб, 2009-11-07 11:47 Нестор

Спасибо, Яфея.Висимо-Шайтанский завод - в мемориззз

Сб, 2009-11-07 14:29 Яфея

Ирэн, спасибо за вдумчивое ознакомление с текстом, а также за впечатления и дополнения! :)
     
Собственно, это прошлогодний материал, чуть подкорректированный. Как обещала ранее, в "Окаменевшее" (в блоги) попадут некоторые тексты из "окаменевшего" из форума, когда настанет их черёд. :)

Сб, 2009-11-07 14:32 Яфея

Меня тоже зацепило название. :) И вообще это сочетание показалось довольно забавным: "семья священника в Шайтанском заводе". Как им там жилось-то, у шайтана за пазухой? ;))

Вс, 2009-11-08 22:02 Собеседник

Название "шайтанский"- патамушта от речки Шайтанка.yyy

Пнд, 2009-11-09 02:09 Яфея

Ну и???
З.Ы.
Уголь сажи не белей.