10 декабря 2016 г.
ППТМ

Приоткрытое письмо Тибетским монахам. (перевод Петровича)

Рак, Лебедь и Щука – практическая эклектика, или феномен разнообразия форм жизни в природе.

Вместо предисловия.

«Der Mensch erscheint im Holozän» (с)Макс Фриш
.
Ы!. Эта загадочная буква чуждого нам алфавита, принесённая нашими братьями из университета «Потри свою Лумумбу», произносится на выдохе. Словно точка имеющая воплощение в звуке и действии одновременно. Мы говорим вам «Ы», и приступаем к письму, начиная его с точки. Дойдя до неё, и в надежде удалиться.
.
Являясь компанией не менее разношёрстной, чем компания казаков корпящих над малявой турецкому пахану, движимы столь же разношерстными мотивами. Да что уж тут говорить, когда в одной человеческой тушке теснятся внутренние голоса всевозможных ипостасей: то совести, то интуиции, то гордости, а то и бесы шепчут в ухо, то в таком средоточии персоналий, просто восточный базар какой-то. Шум, гам, тарарам, мысли шумят, галдят, лезут друг на дружку, пытаются перекричать. Некоторым удаётся. Человек с пером (не путать с человеком с ружьём) их, докричавшихся, вылавливает и записывает. В ровные строчки громкими буквами чёрным по белому. А потом, сачком ловит сразу всех оставшихся, что не докричались, перемешивает, перемалывает, и медленно втирает в бумагу между строк, между букв. Они потом звучат шорохом страниц, розовым шумом (pink noise пр. переводчика).
.
Искусство человека с пером сродни любому искусству, кроме концептуального, пожалуй, ибо последнего не существует вне мифа о его существовании. Оно подобно умению скульптора отсечь всё лишнее, а не облепить лишним, оно подобно умению повара выхватить нужный кусочек и поместить его в нужную посуду на нужное время, смешав затем с другим, так же выхваченным кусочком, а не использовать любые имеющиеся в доме продукты. Подобно тому, как художник выхватывает из палитры нужную кисть и обмакнув в правильную краску (You must have just the right bullets) наносит выверенный мазок. Семь нот и семимильная пропасть между тремя аккордами и третьим концертом Рахманинова. Хотя и присутствует между ними высокоинтеллектуальная параллель – слово три, даже не цифра, в таком контексте, а просто слово. Искусство делать выбор, искусство отсекать, искусство заниматься сегрегацией по чёткому и понятному признаку, вести скальпель разделяющий плоть на здоровую и больную, отбрасывая последнюю – вот квинтэссенция глобального натурального отбора в практическом применении и выражении через индивидуума.
.
Человек появился, когда сделал осознанный выбор основанный на этических ценностях, на морали, а не законах выживания. Не тогда, когда встал, не тогда, когда взял в руки палку, не тогда, когда стал похожим на человека животным. Когда сделал осознанный выбор. Вот оселок, мерило, детерминанта, начиная с освоения которых, с выделения им места на полочках своей головы, с включения в свой мыслительный аппарат, только и можно начинать учиться осмысливать мир во всёй его красе. Иначе наш удел - мутная, тяжёлая липкая каша, что частенько встречается в голове у адептов восточной мудрости с птушным образованием. Кому, как не вам, Тибетские монахи, знать о полчищах этих.
.
Разумеется, что мы говорим о человеке, не просто, как о мясной конструкции на костяном скелете, а как о человеке разумном. Помещённом среди других таких же или похожих, или совсем не похожих, не суть важно, в культурную среду, в рыбный четверг, в вечность и сиюминутность. О человеке, который не только скупое «что» учебника анатомии или справки патологоанатома, но и «как» его детских нелепых стишков, оторванной лапы у мишки, мечтательном прищуре в прохладную осеннюю даль и в стыдобе бурчащего от голода желудке. О таком вот банальном и бесконечно многовариантном, неподвластном классификации человеке мы говорим.
.
Дети плохо переваривают грибы. Для всякой пищи нужно вырасти. Иначе несварение. (последние три коротких постулата потребовал внести в письмо Мбвамба - он сильный. Риторик)
.
На этом завершаем наше короткое предисловие наполненное коллективным сознательным можно считать закрытым.

.

Первая главка.

Пиздец эпохе голоцена.
«сонм разумов порождает чудовищъ» (с) Петровичъ
.
У всего есть начало. Даже у конца. Такие дела. Третий звонок предвещает конец света и начало ожидаемой тьмы зала, паровозный гудок сулит стук колёс и звяканье ложечки. Точки (не ник) над «и» зачастую являются предвестниками последней капли, а та, в свою очередь, первой слезы. Велкам ту зе мир эмоциональный, тот, что делает иллюзорный мир вокруг миром реальным. Ибо нет, пожалуй, ничего более реального для человека, чем реальность придуманная им самим.
.
Хорошо сидеть на горячей песочной завалинке, в спину поддувает сирокко, на мелководье сушит брюхо крокодил, в желудке плавает чай, а в далёком русском поле растёт молочай. Хорошо рассуждать о судьбах России сидя на даче в Вермонте или поджимая попой африканский континент. В глубоком кожаном кресле, когда за окном туман туманного острова, так хорошо видны далёкие прорехи в кафтане. Великое познаётся на расстоянии.
.
Нам в Африке, показалось, что эпоха голоцена дала трещину (не фамилия), когда в 1985 г. объявили войну виноградникам. С этого момента ей стал приходить капец. По чуть-чуть, по крошечке, по капельке. По взрослому. Но гораздо быстрее, чем человек умеет выдавливать из себя раба. Раба себя собственного.
.
Тогда началась перестройка, началась красиво, как с энтузиазмом берутся за ремонт в семье, даже не предполагая, что стройматериалов не хватит, «у нас была любовь, а теперь ремонт»(с) и конечный результат не будет даже отдалённо напоминать Лувр невзирая на использование пенопластовой лепнины. Ремонт начинается с пьянящего чувства торжества дремлющего сокрушителя, упакованного в глубине ребёнка, что не успел вдосталь наколотить предметов в детстве. Он со всей своей детской непосредственностью вылезает наружу и начинает крушить. В некотором смысле, для одной шестой части суши это национальная традиция воспетая и запрограммированная в «…мы разрушим, до основанья, а затем…». А зачем? Чё тут думать, трясти надо! А и то верно, трясти веселей, чем думать. Глядишь, кто упадёт – поржём. Вот она естественная коллективизация, без принуждения, не из под палки.
.
Второй удар по эпохе нанёсли, выстрелив дуплетом, Чумак с Кашпировским. Народ верящий в законность картинки на экране получил негласный мессадж – теперь эти в законе. Кто-то открыл ящик Пандоры.
.
С другой стороны били малиновые пиджаки и разнофасонные кепки. Вечно мятущаяся русская душа ломанулась, что крысы с корабля, искать для себя новое пристанище на обломках. В Версаче, в глушь, в Саратов, в золото и позолоту, в Куршавель и в наркоту, потеснившую водку. Многие в один миг стали верующими. Такая голодная толпа – пиршество для Сусаниных. Их развелось не счесть.
.
Бог любит троицу. Очередь на право занять третье ударное место длинна, как (в русском языке нет близкого аналога, так что тут может быть яркий и прекрасный эпитет на ваш вкус пр. перводчика). Нет даже смысла спрашивать, кто крайний. В этой очереди все крайние.

.

Вторая главка.

А может не пиздец?
«ветер с моря дул, ветер с моря дул» (с) (песня конца ХХ столетия пр. переводчика)
Вы, Тибетские монахи, как и прочие бихейвористы, экзистенциалисты, концептуалисты, да зороастрийцы, чтоб прекратить бесконечное тыканье, адепты доктрины. Со всеми вытекающими. И, что важно, архиважно, как говаривал картавый, не со всеми втекающими. Патамушта вы все фильтры. И рабы. Доктрины, веры в неё, желания верить, потребности в этом. Мы, агрессивные микроорганизмы Африки, тоже в своём роде фильтры и рабы. Но не доктрины, а иллюзии возможности критического анализа. Надеемся, что вашим проветренным на вершинах мозгам очевидна принципиальная разница этих позиций?
.
По большому счёту мы все блуждаем в одном лесу, и не так уж важно, где хочется стреляться: среди берёзок средней полосы, или во влажной горячке пампасов, или с маячащими за спиной Килиманджарами. Одни из нас считают, что фишка в том, чтобы выйти из леса, другие, что она в пути к выходу, третьи зависают в контемплации и, обрастая мхом, самоэлиминируются из активной фауны. Кто-то догадается сказать, что фишка – это лес, кто-то придумает лесника, а иной и сферическую модель леса в отдельно взятом лесхозе.
.
Нам, обитателям краёв, что по нынешней легитимной версии являются прародиной всех прапредков, и смешно и грустно. Как в целом, так в частности. Нам очень смешно и очень грустно читать вашу Патамушту. Особенно Тибетских монахов. Патамушта они не настоящие. Патамушта лес один, а вы все разные. По-разному умные, по-разному глупые, но непременно стремящиеся покорёжить пространственную модель молекулы спирта, где атомы не могут ни сблизиться, ни разлететься. Где они все вместе являются молекулой, только будучи атомами.
.
Атом и молекула – это не яйцо динозавра и не млекопитающая курица, а энергия огромной силы. С ней надо поосторожней, сначала учебник почитать, подкрепиться на завтрак знанием, на обед пониманием, а на ужин терпением, а лишь потом молотом своих убеждений размахивать. Но это, конечно же, наш негритянский допотопный подход. Мы рабы веры в науку, веры в силу познания, веры в разум человека, доступный и понятный, чёткий и ясный. И поэтому ненавидим попытки порабощения человеческого разума разрушающим туманом энтропии.

.

Вместо эпилога.

Поскольку мы существа. Сколь жизнелюбивые, столь и ленивые, всё выкладывать на тарелочке не будем, вот вам домашняя работа в виде списка использованной и недоиспользованной литературы. А нас уже манит кораблик на горизонте, пойдём заряжать магазины и заправлять моторку, хватит уже хфелосовствовать, пора поромантничать.
.
Список использованной литературы и необременительных ключей-наваждений.
В форме концептуальной эклектической мантры-ребуса-аффирмации-антизаклинания.

Да здравствует валентность! Шушпанчик и кащениты. Не всё, что блестит – не говно. Малая книга перемен. 2+2=4 в н.у. . Всё придумано до нас. Журнал «Приусадебное хозяйство» подписка за 1978г. Всё после «Секс пистолз» - пост-панк. «Корабельная зенитная артиллерия». Школьные учебники физики за 6-10 классы. «Антология античной философии». ЖЖ. «справочник молодого лесоруба». «Улисс». «История мирового заговора физиков против лириков». november. «История третьей мировой войны». «Правдивая история заговора лириков против физиков». «сказки Пушкина». Знаки препинания. Молчи, грусть, молчи.

Втр, 2010-09-28 15:27 Vorozeja

Навеяло

В.В. Высоцкий

Так дымно, что в зеркале нет отраженья
И даже напротив не видно лица,
И пары успели устать от круженья,-
Но все-таки я допою до конца!

Все нужные ноты давно
сыграли,
Сгорело, погасло вино
в бокале,
Минутный порыв говорить -
пропал,-
И лучше мне молча допить
бокал...

Полгода не балует солнцем погода,
И души застыли под коркою льда,-
И, видно, напрасно я жду ледохода,
И память не может согреть в холода.

Все нужные ноты давно
сыграли,
Сгорело, погасло вино
в бокале,
Минутный порыв говорить -
пропал,-
И лучше мне молча допить
бокал...

В оркестре играют устало, сбиваясь,
Смыкается круг - не порвать мне кольца...
Спокойно! Мне лучше уйти улыбаясь,-
И все-таки я допою до конца!

Все нужные ноты давно
сыграли,
Сгорело, погасло вино
в бокале,
Тусклей, равнодушней оскал
зеркал...
И лучше мне просто разбить
бокал!
1971.

Концептуально, однако...

Втр, 2010-09-28 15:35 Яфея

Срочная телеграмма от черноморских амазонок:

ЫХЪ тчк БУДЕМ КРАТКИ тчк УРРААА тчк ВВОЗДУХ ЧЕПЧИКИ БРОСАЕМ тчк РЫДАЕМ РОЗОВЫМ ШУМОМ тчк ПРИВЕТ УЛИССУ тчк ЫХЪ ЫХЪ ЫХЪ

Втр, 2010-09-28 17:18 Петровичъ

А чего грустно-то так? Вам то чего быть в печали, Ворожея?
Яфея радуется, Ворожея грустит, сомалийские пираты в смешаных чувствах. Сентябрь заканчивается и ему на это чхать. Моцарту гаденький Сальери подливает палёную водку в бокал. Маленькие трагедии. Большая медведица.

Ср, 2010-09-29 16:17 Vorozeja

А чего грустно-то так? Вам то чего быть в печали, Ворожея?
Яфея радуется, Ворожея грустит, сомалийские пираты в смешаных чувствах.©

То ли пираты заблудились в дебрях видизма, то ли переводчик оплошал, но в моём восприятии, КАК перевесило ЧТО, а от сюда и

Так дымно, что в зеркале нет отраженья
И даже напротив не видно лица,

Хотя скорее это всё же не грусть, а сожаление...
ul

Втр, 2010-10-26 11:51 Отнюдь

К ТОЛПЕ

Клейми, толпа, клейми в чаду сует всечасных
Из низкой зависти мой громоносный стих:
Тебе не устрашить питомца муз прекрасных.
Тебе не сокрушить треножников златых!..

Озлилась ты?! так зри ж, каким огнем презренья,
Какою гордостью горит мой ярый взор,
Как смело черпаю я в море вдохновенья
Свинцовый стих тебе в позор!

Да, да! клейми меня!.. Но не бесславь восторгом
Своим бессмысленным поэта вещих слов!
Я ввек не осрамлю себя презренным торгом,
Вовеки не склонюсь пред сонмищем врагов;

Я вечно буду петь и песней наслаждаться,
Я вечно буду пить чарующий нектар.
Раздайся ж прочь, толпа!., довольно насмехаться!
Тебе ль познать Пруткова дар?!
Постой!..

Скажи-ка: за что ты злобно так смеешься?
Скажи: чего давно так ждешь ты от меня?
Не льстивых ли похвал?! Нет, их ты не дождешься!
Призванью своему по гроб не изменя,

Но с правдой на устах, улыбкою дрожащих,
С змеею желчною в изношенной груди,
Тебя я наведу в стихах, огнем палящих,
На путь с неправого пути!

(с) К.П.

Втр, 2010-10-26 13:27 Lenua

просто нет слов.