22 августа 2017 г.
Сердце польской армии находится в литовском Вильнюсе
Видеоролик Youtube: 
https://www.youtube.com/watch?v=mwn-yRh4GUo&feature=youtu.be

На днях, 15 августа, в Варшаве по случаю праздника Войска Польского прошел военный парад. Однако начался он с возложения цветов и вручения генеральских погон офицерам у памятника маршалу Юзефу Пилсудскому, который 96 лет назад захватил Литву.
Как сообщают польские СМИ, президент Польши Анджей Дуда, который у Бельведерского Дворца в Варшаве в сопровождении представителей польских властей, дипкорпуса и ветеранов принимал парад, напомнил, что праздник Войска Польского отмечается в память о героической войне 1919-1921 годов. «Сегодняшний праздник, этот военный парад, в частности, не только демонстрирует потенциал польской армии, но в первую очередь он призван укреплять сообщество между военнослужащими Польши, солдатами союзнических стран и всеми нами», – подчеркнул президент Анджей Дуда.
У памятника первому лидеру возрожденного в 1918 году польского государства, основателю польской армии маршалу Юзефу Пилсудскому также отметились представители верховных властей, в точности и министр обороны Польши Антони Мацеревич, который заявил, что поляки чтут и преклоняются перед гением Юзефа Пилсудского.
Вместе с тем, на этом торжественном мероприятии не все гости испытывали радостные эмоции, особенно из соседней Литвы, у которых Юзеф Пилсудский ассоциируется с захватом Вильнюса.
Торжественное бряцание оружием в Варшаве, да еще священное преклонение польской армии перед врагом Литвы номер один, настороженно-печальным эхом отозвалось в соседнем Вильнюсе, уроженцем которого собственно и является почитаемый поляками Юзеф Пилсудский.
По словам влиятельного литовского политика Витаутаса Ландсбергиса, Пилсудский для литовцев – это фигура, которая несла несчастье, вред и ассоциируется в истории балтийского государства с оккупацией в 1920 году поляками Вильнюса, а также предательством и нарушением мирного договора между странами.
Вероятно поэтому в своей поздравительной речи Анджей Дуда под «союзниками прошлого и настоящего» вряд ли имел соседнюю Литву, которую он в знак презрения так ни разу и не посетил.
Возвращаясь к истории, следует отметить, что пришедший к власти в Польше Юзеф Пилсудский стремился воссоздать территорию государства в пределах границ Речи Посполитой до ее первого раздела (1772) и отгородиться от России цепью буферных псевдонезависимых национальных государств. Будучи уроженцем Виленского края, он считал эти земли исконно польскими. Поэтому по его приказу генерал Люциан Желиговский (также уроженец Виленского края), возглавив 1-ю Литовско-Белорусскую дивизию, в течение суток 9 октября 1920 года занял Виленский край. На оставшейся литовской территории было образовано новое квазигосударство Срединная Литва.
Перед наступлением на Вильнюс Желиговский обратился с речью: «Приняв во внимание, что установленные границы по Сувалкскому договору с самого начала не на пользу нам, жителям Виленской, Гродненской и Лидской земли, а наш край вместе с польской Вильней присуждают литовцам, я решил с оружием в pyках охранять право самоопределения жителей моей Отчизны и взял на себя командование над солдатами, происходящими из этих земель».
Несомненно, что слова польского генерала подчеркивают высокую степень веры и убежденности в исторической принадлежности Виленского края Польше, более того, тысячи поляков отдали свои жизни для восстановления этой справедливости.
Самое интересное, что, по всей видимости, эти идеи до сих пор живут в умах и сердцах польского народа и многих политиков современной Республики Польша.
Известно, что Юзеф Пилсудский скончался в 1935 году. Его тело было похоронено в Кракове, а сердце – отдельно возле могилы его матери на кладбище в Вильнюсе.
В этой связи Литву, имеющую ряд неразрешенных противоречий с Польшей, в том числе и территориальных претензий, настораживает также недавнее заявление министра Антони Мацеревича в эфире телеканала TVPInfo, об увеличении численности Войска Польского с 99 до 150 тысяч человек.
Литва явно боится возрождения военной мощи Польши и повторения ситуации 1920-х годов, когда мнения литовцев и их право на независимость никого не интересовало – ни Польшу, захватившую Вильнюс, ни Францию, поддержавшую интервенцию и подготовившую для этих целей 70-тысячную армию, ни Лигу Наций, читай Запад, узаконившую польскую территориальную экспансию.