19 сентября 2018 г.
СЫН АРКАДАГА ИДЕТ В ПОЛИТИКУ

Коридоры власти

Есть новости, которые позволяют по-иному взглянуть на политическую жизнь Туркменистана. Нас ждут выборы в Парламент и в этой связи заметили, что на политическом Олимпе республики зажигается новая звезда. Многие политологи прочат сыну Аркадага Сердару пост спикера Парламента. Иными словами, он становится вторым человеком в государстве. Хорошо это или плохо?

Политический рост президентского отпрыска заметили ещё год назад, когда он с заметным повышением внезапно стал перебираться из одного руководящего кресла в другое. Так явно двигать его наверх заботливый отец стал не случайно. В этом факте видится фактор недоверия президента к своему окружению и желание на всякий случай подстраховаться.

Здесь стоит помянуть опыт бывших среднеазиатских и кавказских республик, где первое лицо в государстве действует по принципу - власть по наследству, и готовит в качестве преемников своих детей. Азербайджан и Таджикистан вам в пример.

В Баку правит сын Гейдара Алиева Ильхам Алиев. В Таджикистане Эмомали Рахмон активно продвигает во власть своего сына Рустама. Правда он растет не так стремительно, как Сердар, по нескольку лет занимая тот или иной пост. Стаж туркменского наследника в очередном руководящем кресле исчисляется месяцами.

Таджикский лидер интересный пример на постсоветском пространстве. Самый многодетный отец среди президентов Эмомали Рахмон сделал традицией назначение на важные государственные посты детей и родственников высокопоставленных чиновников. В Узбекистане Исламу Каримову не повезло с сыновьями. Две дочери узбекского президента на власть в республике не посягнули. Собственно, здесь глава государства не был свергнут, а мирно почил в бозе. Власть в Ташкенте в результате интересных комбинаций в итоге перешла в руки каримовского премьера Шавката Мирзиёева. Вступив во власть, он не преминул начать процесс изгнания старых кадров. Начал с органов, осуществляющих от имени государства высший надзор за соблюдением законодательства. Мирзиёев объявил, что прокуратуру Узбекистана следует полностью очистить от сотрудников, которые начали работать при Каримове. Новый президент заметил, что прокуроры являются "самыми большими ворами", оставшимися "от старой мусорной системы". Кстати, свой первый зарубежный визит в качестве главы узбекского государства он совершил в Туркменистан, где встретился с нашим президентом.

В Средней Азии и на Кавказе такая традиция преемственности власти позволяет защитить жизнь главы государства после возможного ухода с главного поста страны. Бывший президент Киргизстана Аскар Акаев по этой причине опасаясь возможного преследования вынужден жить в России. Бывшие грузинские лидеры тоже предпочитают уехать из страны. Собственно, и Европа не исключение, достаточно вспомнить печальный опыт бегства из Киева украинского президента Виктора Януковича. И нынешний глава Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов в случае потери власти вряд ли сможет рассчитывать на уважительное к себе отношение со стороны преемников, даже если это будут его нынешние соратники. Об оппозиции и говорить нечего.

Именно поэтому единственный сын президента Сердар (простите за тавтологию) его единственная надежда и опора. Но, как это ни покажется странным, я бы при всем моем критическом взгляде на роль и место Бердымухамедова в политической жизни Туркменистана не спешил бы с призывами к свержению нынешней власти. Не забудем, что в Средней Азии традиции жестоки и порой циничны. Вновь вставший у руля жёстко расправляется с прежними кадрами, о чем упомянул на примере соседнего Узбекистана. Страдают от чистки не только чиновники, но и народ, которому приходится переживать время перемен, новых правил жизни, и не всегда справедливых. Новые люди во власти стремятся наверстать упущенные возможности и всеми силами соблюсти свои интересы.

Для Туркменистана сегодняшний день вообще кризисный. 2018 год должен пройти под лозунгом "Туркменистан - Сердце Великого Шелкового пути". Для нас в первую очередь это транспорт и транзитные сообщения среди которых первое место занимают сети нефтегазопроводов. На слуху проекты ТАПИ, ТУТАП, ТАП500. Они являются важными сегментами Великого Шелкового пути. Для нас газ главный валютный продукт. Но мы помним и о трудностях, стоящих перед страной. Не все благополучно с национальной валютой манатом. В течение прошедшего года мы не слышали об инвестициях зарубежных компаний в Туркменистан. Иностранные партнеры из-за неопределенности не спешат вкладывать деньги в республику. Россия до сих пор не уточнила свою позицию по импорту туркменского газа в 2018 году. Иран упрямо придерживается своей необоснованной позиции в отношении погашения задолженности перед Туркменистаном. И сегодня только Китай остается единственным покупателем газа. Но и ему газ уходит со скидкой в счет погашения задолженности по кредитованию строительства газопровода. Замедление роста экономики нашей страны связано со спадом нефтегазовых цен во всем мире, мировым банковским и финансовым кризисом и наличным дефолтом, причем все эти явления следуют друг за другом.

С Ираном у нас намечаются подвижки во взаимоотношениях, и мы их связываем с предстоящим визитом в Ашгабад президента Ирана Хасана Рухани. Эта тема обсуждалась на переговорах в МИД Туркменистана с иранской делегацией. Появились договоренности о возможности привлечения иранских компаний и деловых кругов к реализуемым в Туркменистане проектам. В том числе о выводе новых иранских технологических разработок на туркменский рынок и активизации сотрудничества в этой сфере. Долговой вопрос по газу будет скорее всего решать международный арбитражный суд. И можно надеяться, что решение будет в пользу Туркменистана.

Отдельный разговор о взаимоотношениях с Россией. Москва сегодня живет суетой предстоящих выборов президента страны. Этим в частности и объясняется некоторая заторможенность взаимоотношений между двумя странами с конца прошлого года. Однако победа на выборах нынешнего президента Владимира Путина ни у кого не вызывает сомнений. Собственно, для нас это благо. Проверенный надежный партнер в лице России и президента Путина Туркменистану важен. К тому же последнее выступление Путина перед российским федеральным собранием показало, что Россия сегодня сильна как никогда. И экономически и в военном плане мощь Москвы вряд ли стоит оспаривать. Такой сильный союзник для Туркменистана благо во всех отношениях. Это ещё актуально в связи с разговорами о возможном вмешательстве Штатов во внутренние дела Туркменистана. В прессе проскользнула информация, что Вашингтон вполне серьезно рассматривает вопрос использования войск НАТО для обеспечения безопасности туркменских газопроводов. Такой сценарий разрабатывается на случай возможного усугубления кризиса и социального взрыва в республике. А то, что Госдеп США вполне может не только воспользоваться случаем, но и спровоцировать такую ситуацию говорят примеры Ливии, Украины, Ирака, Египта и многих других стран. Уверен, дружественные отношения Туркменистана и России способны охладить горячие головы Пентагона.

Но вернемся к семье Бердымухамедова и его планам передать власть своему сыну. В кризисное для страны время, для президента это лучший выход и стратегия. Однако не стоит думать, что клан нынешнего главы будет править вечно. Самому Аркадагу не нужно слабое государство. Его интерес - сильный Туркменистан. В сильной стране с благополучной экономикой спокойнее жить и самой власти. В стабильной, богатой и сильной стране демократические преобразования проходят не так болезненно и появляются некие гарантии безопасности для первых лиц после ухода на покой. Впрочем, это уже другая тема, которую журналисты и политологи ещё не раз отработают в своих материалах. Сегодня мы будем следить за политической карьерой Сердара Бердымухамедова и будем ждать результатов парламентских выборов, и последующего первого заседания Сената на котором будет стоять вопрос об избрании его председателя.