19 октября 2017 г.

В продолжение темы о Грибоедове...

Как обещала, выкладываю постепенно написанные ранее тексты из форума.

4 ноября 1812 года в семье грузинского князя Чавчавадзе родилась дочь Нино, будущая жена русского писателя, поэта и дипломата Александра Сергеевича Грибоедова.
Грибоедов познакомился с Нино впервые, когда она была еще совершенным дитём, в доме ее отца и своего друга, генерал-майора князя Александра Чавчавадзе, где обучал ее игре на фортепиано. Когда после нескольких лет перерыва Грибоедов, прибыв в Тифлис, увидел ее снова, он был сражен красотою юного создания и влюбился как мальчишка. Надо ли говорить, что тогда она была прекрасна как майский день, свежа как роза и нежна как голубка (такими пастельными красками, кажется, принято было в ту пору рисовать портрет прехорошенькой молоденькой особы).

13 декабря 1780 года в Лиссабоне родился мальчик Карл. Не то чтобы он сразу родился Карлом, но стал им, как только его папаша Вильгельм Карл Нессельроде, российский посланник в Португалии, до того служивший в Австрии, Голландии, Франции, Пруссии и, наконец, в России, узнал, что жена родила не девчонку, а пацана. Дело в том, что у них в роду было заведено мальчиков называть Карлами, что Вильгельм и предпринял со свойственной фрицам пунктуальностью. Возможно, у жены, которая была еврейкой, в голове роились совсем другие имена. Но времена были не те, и у женщин было намного меньше прав, чем сейчас.

Известно, как плавучее средство назовешь, так оно и поплывёт. И поплыл наш мальчик Карлом... Еврейская мама его нежно баловала, немецкий папа – жестко дрючил. Так он и жил. Кстати, в те времена бытовали какие-то дурацкие правила, когда новорожденных детей родители записывали во флот или в армию или ещё куда. Нашего Карла папаша опрометчиво записал в мичманы в русский флот. Не исключено, что ему нравилась мичманская форма на русском флоте.